Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
16:52 

Final Fantasy XIII

. Hysteria
I will be your Deadman (c)
«Спустя тридцать дней после нашего пробуждения настало начало конца»




Название: L'Cie
Глава: I
Бета\вычитка: mad_marvel
Автор: Hysteria
Dis: Все права на создание персонажей и события, описанные здесь принадлежат Square Enix
Примечание: Художественное описание событий игры, не копируте, пожалуйста, без моего разрешения. Выполнен авторский перевод с английского языка.


Глава 1.

- По-твоему кто может спасти героя?
- Никто кроме него самого.
- Всегда должен быть человек! У всех героев есть лучшие друзья…
- У всех героев есть худшие враги…

От автора:
Вы верите в чудеса? А в людей, от которых зависит целый мир?
Кем бы мы были без приключенческих романов и всем известных супергероев? Чем бы жили, если бы не сказки, которые рассказывали нам, когда мы были детьми, и которые мы теперь рассказываем своим детям?..
Мы вырастаем на волшебных историях и мечтаем о собственном чуде, в глубине души понимая, что его нет. Легенды об отважных героях и о поверженных чудовищах рождаются в головах людей, которые когда-то стремились сделать общество вокруг себя чуточку лучше…
Приготовьте билеты. Поезд отправляется в Последнюю Фантазию Тринадцать.

Введение:



- Мы еще увидим ее. И скоро. Ты сам уверил меня в этом. Так оставайся сильным! – Она опустила голову, будто отдавала честь одному из своих начальников или давала клятву перед мемориалом.
Едва заметно трепетали от легкого ветерка бледно-розовые волосы, колыхался длинный красный мыс, свисающий с левого плеча. Высокая и статная, сейчас она выглядит наиболее уязвимой. На ее лице появлялись нотки сомнения. Ей тяжело, как никогда и никому не было в жизни, ибо она потеряла то, что уже, наверное, не вернет.
Лайтнинг не умеет плакать, но если бы умела, давно залила бы все слезами. Эта ноша слишком тяжела для нее, она давит каждый день и каждую ночь, мешая заснуть, не давая сосредоточиться. В считанные часы ей пришлось все в себе переменить и признать свою слабость перед этим миром. Не потому, что она л’Си, и не потому, что неожиданно стала ей, а потому что она впервые в жизни не знает, что делать.
Она закрыла глаза не от яркого света - она молилась, но каким богам? Осталась ли в ней хоть капля веры в этот проклятый мир, избивший ее почти до смерти?
А Сноу, напротив, казался невозмутимым. Он неподвижно стоял, устремив взгляд в одну точку. Хотя и ему было нелегко. Все же он понимал, что, потеряв надежду, сойдет с дистанции. И он пытался держаться. Ведь есть, ради чего: его любовь к Сере слишком сильна, чтоб ее отпустить.
- Не волнуйся, – тихо произнес он. Конечно, ему хотелось, чтобы сказанное прозвучало убедительнее, но говорил он от сердца и надеялся, что Лайтнинг его поймет. – Как покончим с этим, вместе отправимся к ней. – Лайтнинг сделала шаг ему навстречу. В это мгновение они оба обрели надежду, вместе с тем потеряв веру во все.
Отправятся к ней… Но найдут ли ее там?... Там, за гранью, которую они так стремятся и боятся переступить…
Откуда у людей, которым нечего больше терять, берутся силы?..

****


Обычно, когда вы едете на поезде, вас преследует обреченный стук колес, и шум ветра сквозняком врывается в открытые форточки. Но в этот раз царила мертвая тишина. Репрессированные сидели в особой одежде белого цвета, отличающей их от общей массы людей. Вероятней всего, надевая это одеяние раба, они переставали чувствовать себя людьми, отчего их страх перед непостижимым, становился еще более реальным. Они всего лишь жертвы убеждений, навязанных властью. Увы, и такое бывает, и – увы – это всегда приводит лишь к одному - гибели общества: множество понапрасну загубленных жизней. Однако то, что все они - мирные жители, павшие на войне, невинные пленники в руках врага, заставляет их смириться с участью и почувствовать себя жертвами на алтаре. Хотя никому до конца не известно, ради чего льется кровь.
Не видно ни лиц заключенных, ни их глаз, по которым можно было бы хоть что-то прочитать, но ей и не нужно ничего этого. Преследуя одну единственную цель, которая свела ее с ума, Лайтнинг не замечала никого вокруг. Среди заключенных дети, женщины, старики, мужчины - обычные люди, которые ничем не отличаются от нее самой, а ей нужен особенный человек, попавший в ловушку репрессии.
Она сидела неподвижно, ничем не выдавая своих намерений, как самый заурядный пассажир поезда «чистки». А рядом были люди, которых она обязана освободить, хотя… это ведь спорный вопрос: освобождать их или нет. С одной стороны, она не зверь, с другой, она – солдат, и у нее есть самоличный приказ, готовый к исполнению. А она всегда выполняет приказы, несмотря ни на их сложность, ни на их моральный характер. Для нее, привыкшей жить по званию, теперь все вокруг – сплошная война. Еще один спорный вопрос: на чьей она стороне. Впрочем, с этим ясно: она придерживается своей цели, рожденной в огне ненависти к обеим сторонам.
- Ты уверена? – спросил, сидящий рядом человек.
Лайтнинг еще раз убедилась в его страхе. Конечно, он старался успокоиться, теша себя надеждой освободиться от магнитных наручников, тогда он смог бы сделать хоть что-то. Но все бесполезно. Даже, если им удастся выбраться из поезда, там, за его пределами, в месте под названием «Край», желанного выхода не найти.
- Тише! – рявкнула Лайтнинг, когда в длинном салоне поезда, появился солдат, принявшийся пристально оглядывать каждого.
Он мог казаться грозным, но только не ей. Для нее он всего лишь «любитель», не обученный, неопытный, которому доверили только провести досмотр сидящих в наручниках. Она же – профессионал, именно это дает ей основания не волноваться ни по какому поводу. Однообразная форма солдат подразделения PSICOM отделила всех этих служащих от их человеческой натуры. Лиц не видно, как будто нет ни глаз, ни рта. Ходячее сооружение с автоматом в руках - что оно может сделать? Только и может, что расстреливать ни в чем неповинных людей, которые не способны дать отпор. Все это в стиле Святилища: страх перед л’Си, Пульсом и воздвижение памятников самим себе перед наивными горожанами Кокона. Смешно, когда ты просто сидишь и читаешь об этом в газетах, и совершенно не смешно, когда становишься частью этого, одним из приговоренных к Чистке.
- Ну, удачи тебе, – сказал ей сосед и уставился в пол.
Поезд быстро приближался ко въезду в Край. Краем называли ту зону на Коконе, которая ранее считалась местом обитания бога фал’Си. Теперь это пристанище для всех, кто был депортирован из Кокона в опасную и необитаемую среду Пульса.
Поезд мчался туда. Он, и правда, напоминал край бездны. На огромной высоте, словно длинный мост, перекинутый через обрыв, была проложена единственная полоска железной дороги, по которой и двигался поезд. Однако, на въезде путь преградил щит, наверняка поставленный повстанцами, чтобы не пускать поезда зачистки. Но никому не под силу помешать выбросить кучку людей, как мусор. Слишком сильно стремление. Впрочем, щит сыграл свою роль: поезд сильно качнуло, что помогло той, которая так долго ждала этого момента.
Внезапно из конца состава метнулась фигура. Не успели пассажиры опомниться, как чьи-то руки обхватили голову солдата - еще мгновение - и нападающий с ловкостью акробата поднялся в воздух. Из кармана надзирателя выпал пульт с регулятором наручников. Не теряя ни минуты, Лайтнинг наступила на него – наручники размагничены и люди свободны. Обезумевшие от радости, пленники с шумом повскакали с мест, и только теперь вдруг поняли, кто их спаситель.
Молодая женщина, правильнее сказать, девушка. Высокая, грациозная, и, разумеется, воинственная. На милом девичьем личике в форме сердечка застыло напряженное выражение. Сосредоточенный холодный взгляд больших голубых глаз словно завораживает каждого, кто его встретил. Хотя в этом жестком взгляде и нет женской ласки и теплоты, а даже напротив, читается воинственная готовность к бою, все же он очаровывает… Поверх простой светло-коричневой кофты на ней белая накидка - форма солдата. На талии закреплены оружейные ножны, на плече ярким пятном – алый мыс. Он отвлекает внимание от ее передвижений. Если присмотреться, можно заметить на шее кулон с изображением бьющей молнии. Но главная особенность незнакомки - ее волосы. Бледно-розовые блестящие кудри струятся по левому плечу, неровная косая челка зачесана на правый бок. Настоящая воительница во всем своем облачении. Однако, пока мы любовались, она уже выхватила автомат из рук солдата и направилась дальше по поезду.
Она с такой легкостью передвигалась по шатающимся вагонам, как будто ветер подхватывал и нес ее, как будто она не шла, а летела. Быстро продвигаясь вглубь поезда, она убивала всех, кто вставал у нее на пути. Одинаково отточенными молниеносными движениями Лайтнинг хваталась за поручни, ломала шеи и палила из автомата. Звук выстрелов привлекал военных из других отсеков, а она, отталкиваясь ногами от стен, делала развороты в воздухе и била по солдатам, показывая всем, кто она есть. Да, она сполна заслужила свое звание – сержант специального подразделения.
Ее не останавливали ни пули, ни рукопашные приемы. Одно тело падало за другим, пока все охранники поезда не были вырезаны. Теперь только Лайтнинг обратила внимание, что двери открылись и по поезду распространились бывшие пленники, взявшие в руки автоматы убитых захватчиков.
Лайтнинг тяжело вздохнула. Похвально, что эти люди хотят сражаться, хотя их смерти не сделают чести ни ей, ни им. Но воля каждого, если хотят биться, то автоматы в руки.

- Они хотят сражаться! – объявил Саж, выходя из соседнего вагона.
Саж – тот самый сосед по скамье, который упорно не хотел оставить ее в покое. Темнокожий мужчина средних лет с невообразимой прической на голове, в которой живет крохотный птенец чокобо. Безусловно, Саж веселый и дружелюбный человек с добрым сердцем. Порой он выглядит наивным и даже глуповатым, особенно, когда находится на волосок от смерти, но в глубине души Саж жаждет справедливого правосудия и в любой момент готов прийти на помощь своим друзьям. Но, кажется, за маской веселья, скрывается еще и нечто большее. Ничто не может столкнуть его с избранного пути: ни собственные сомнения, ни чьи-либо доводы, ни обстоятельства.
В общем-то, не понятно, ни кто он такой, ни откуда, да Лайтнинг и не было до него дела. Она выполняла свою миссию и в напарнике точно не нуждалась. Кто угодно, только не она. Завзятая одиночка, волк, в прямом смысле слова.
Тем временем, поезд въехал в Край – мир, закрытый в долине среди гор, будто в кратере вулкана. За окнами возник зеленовато-синий свет; со всех сторон теперь раздавался невыносимый грохот: взрывы, залпы выстрелов, свист и лязг. Над наполовину обрушенными мостами железных дорог кружат истребители и бомбардировщики. Обваливаются сооружения, переворачиваются поезда. Вокруг идет настоящая война. Война машин, солдат и мирных граждан, которых вынудили вступить в борьбу за жизни своих близких. Мятеж был поднят везде, на всех уровнях огромного Края. Лайтнинг ощутила себя, как дома.
- Тем лучше! – Выкрикнула воительница в ответ, поднимая свое оружие.
Она вложила в ножны красивый раскладной меч. Меч-пистолет – ее универсальное оружие, с которым она прошла огонь и воду, а порой даже медные трубы. Ей не нужно ни других мечей, ни других пистолетов, все в одном и всегда при ней.
Саж достал из-под горы валявшихся на полу автоматов базуку, которая почти сразу оказалась в руках Лайт. Та предпринимала тщетные попытки обстреливать нагонявшие их истребители, но вместо цели попадала в арки моста, отчего становилось только хуже. Внезапно ее сердце бешено застучало, когда она почувствовала на крыше инородный предмет, который резко остановил летящий на полном ходу состав. Полки с оружием повалились вниз, закричали люди. План не выполнен, хотя и не провален.

****


Край Пульса. Ограниченная зона.

На линии фронта тяжелее всего. Сражающийся рядом с тобой человек в любое мгновение может оказаться трупом, а следующий на очереди – ты. Смерть товарищей подрывает боевой дух. Тем, кто не был на войне, не понять, как оглушают выстрелы, как туманят сознание взрывы, как болят руки под тяжестью оружия. Не понять, каково перемещаться, в страхе быть задетым пулей. Однако здесь и женщины, и мужчины - все подняли оружие; все, кто хочет вернуться домой.
Весь Край превратился в огромное поле боя, подвешенное между верхним въездом и бездонным озером под городом. Отсюда нет выхода, но люди, обреченные на смерть взаперти, никак не смирятся со своей судьбой. Жажда жить заставляет и женщин, и мужчин взяться за оружие. Всех их жаль. Хоть они правы, пытаясь добиться справедливости от тех, кто, кажется, не знает такого понятия, они лишь ухудшают свое положение. Эта стратегия - политика Святилища, устроившего Чистку.
Люди знают об этой операции, как об очищении народа от Л’Си - проклятых, выбранных богами фал’Си мира Пульса. Л’Си, словно вирусная инфекция, попавшая в здоровый организм. Из-за них попал под чистку почти весь народ Бодума. Обыкновенные горожане, обнаруженные в Бодуме и никак не связанные ни с л’Си, ни с фал’Си Пульса. Только очередные безвинные жертвы.
Но Святилище не интересовали их жизни. В принудительном порядке они были посажены на поезд и направлены в Край, откуда будут доставлены на Пульс – в дикий и неизведанный мир Земли.
Это вызывало ненависть даже у тех, кто не был согласен и способен на борьбу. Этих молодых людей, поднявших голос, называют «командой НОРА». В ней оказалось всего четыре человека, которые считают, что могут преломить ход событий и вернуть всех домой. Они были такими же, как все - гражданские, попавшие под Чистку - но они подняли оружие и стали сражаться. Возможно, кому-то это покажется достойным уважения, но их сопротивление вызвало реакцию Святилища и вот результат: хаос, паника, насилие, непрерывная цепочка смертей. Цель Святилища – убедить людей в том, что их жертва стала благом для всего общества. Может быть, там – в прогрессирующем мире над Пульсом – Коконе общество и благодарит Святилище за то, что оно изолирует от них опасность. Но здесь, неповинные люди, у которых отняли все, не верят ни единому слову.
- Этот жест в пользу жителей Кокона не останется без внимания, и мы благодарим всех мигрирующих в Пульс…
- Мигрирующих? – молодой человек со странными голубыми волосами едва сдерживает негодование. В руках он сжимает автомат. Он – один из членов группы НОРА.
- Скорее, это истребление, чем миграция! – гневно кричит он на громкоговоритель, несущий наглую ложь.
Злость переполняет здесь не только этого юношу. И Сноу, лидер группы НОРА, отлично знает об этом. В глубине души он понимает, что вина за происходящее лежит на нем, он в ответе за гибель людей, которые го окружают. Он – зачинщик. Но он из кожи вон лезет, чтобы изменить положение, чтобы помочь хоть кому-то. Что сделано, то сделано. Теперь остается только из последних сил сопротивляться. Иначе, - неминуемая смерть от рук Святилища. Возможно, он не прав, но то, что предлагает НОРА, лучше навязанного Святилищем. К тому же, у Сноу есть две причины продолжать бой: во-первых, именно он заварил эту кашу; во-вторых, Сера. Любимая, потерянная Сера… И он улыбается. Легко и невозмутимо. Вынужден улыбаться, потому что он лидер, а значит, на него смотрят, ему верят, за ним идут. Уже пошли. Никто не должен видеть, как ему тяжело, пусть вместо этого видят ободряющую улыбку.
- Юдж, - обратился Сноу к возмущенному молодому человеку, - останься здесь.
Приказы влекут за собой необратимые последствия. Для всех этих людей Сноу - герой, и он очень боится не оправдать возложенные на него надежды. Каждое решение дается ему нелегко, но кто-то же должен их принимать.
- Прости, - грустно отзывается юноша, – я не думал, что мои слова…
Сноу резко обернулся к нему. Он никогда никого не винил, кроме себя! Он надеялся на силу духа каждого из этих людей, старался заставить их поверить в собственные силы. Если их дух падет, битву можно считать проигранной.
- Этим людям нужен герой! – Сноу положил на плечо Юджа большую руку и лукаво глянул на парня, - ты нужен им здесь. – Голос Сноу был тверд, но на самом деле его одолевали сомнения. Сможет ли Юдж защитить этих людей, если понадобиться? Нужно быть хладнокровнее.
Лицо Юджа чуть посветлело. Каждый ценил наставление лидера. А Сноу, в свою очередь, подтверждал свои позиции на деле. Никто кроме него не смог бы найти верных слов, чтобы поднять всех этих людей с земли и заставить сражаться.
- Наш девиз? – спросил Сноу, видя, как собеседник колеблется под грузом возложенной на него ответственности.
- Армия – ничто для НОРА! – выкрикнул Юдж, в его глазах появилась уверенность.
- Так держать парень! – засмеялся Сноу, – вот это по-нашему!

****


- Что это за штука? – в ужасе произнес Саж, лежа на обломках поезда.
Лайтнинг свернула свое оружие, вложив меч в ножны. Она не говорит с незнакомцами и, тем более, не учит вечных студентов, таких, как Саж. Возможно, что он пойдет с ней: ему некуда идти и нечего делать. Но уж точно, стоит ему узнать, что в ее планах, как он сбежит. Небось, будет улепетывать так же лихо, как от машины под названием «Скорпион», которая атаковала поезд и которой Лайтнинг пришлось противостоять в одиночку. Саж слишком импульсивен - будет только мешать. Еще и его глупые вопросы придется слушать – тем хуже, такая пустая болтовня однажды собьет ее.
- Эй! Разве ты из гражданских лиц, солдат? – снова поинтересовался Саж, чуть отдышавшись. – Ты ведь от Святилища, не так ли? Почему тогда участвуешь в Чистке? Я слышал, служащих Святилища Чистка не касается?..
- Я больше не на службе, – бросила Лайтнинг, спускаясь с перевернутой платформы разваленного поезда на одну из навесных дорог.
- Ты куда собралась? – воскликнул, как ошпаренный вскакивая с земли, Саж.
Однако Лайтнинг уже спрыгнула на дорогу и направилась дальше. Саж, не долго думая, стал осторожно слезать вслед за ней.
- Ну что, маленький чокобо? Не останемся же мы здесь?.. Она странная, но путь-то не близкий… - Причитал он, на сей раз обращаясь к птенцу, беззаботно копошащемуся в его волосах.

****


Среди груды обломков шла битва. Край разделился на фронты, в каждом из концов – свой бои, свои смерти. Сноу умудрялся быть полководцем для всех, не только для своей команды. Но и команда не отставала ни на шаг, оставаясь опорой своему предводителю. Вот они, все здесь, плечо к плечу. Лучший друг Сноу - Кадот. Загорелый детина с огненно-рыжими волосами. Ухмылка во все лицо. Для него война – это игра. Игра, в которой они обязательно должны победить, где нет шанса на вторую попытку, но все же, игра. Как и Сноу, его ничто не может вывести из себя. Рядом с Кадотом молодая девушка по имени Лебро и совсем еще мальчик - Маркус. Маленькая компания НОРА, как семья. В самом деле, все они – сироты, брошенные на произвол судьбы. Их свела и связала одной целью судьба.
Кадот, Лебро и Маркус сражались вместе, сдерживая натиск наступления. Пока ни одна вражеская единица не прорвалась через защиту этих троих, что несказанно радовало Сноу.
- Безумие какое-то! – ворчал Маркус.
Совсем маленький мальчик, ему всего-то четырнадцать, а в руках уже держит огнестрельное оружие. Он еще ничего не понимает в жизни, только и знает, что стрелять. Жаль губить его жизнь здесь. Старшие пока защищают его, но однажды никто не сможет помочь.
- Иди на бок! – усмехнулся Кадот, перезаряжая автомат.
Из-за баррикад почти сразу выглянула светловолосая голова Маркуса.
- Серьезно? – с надеждой в голосе переспросил он.
Всем хотелось отдохнуть. В непрерывном бою, которому, казалось, не будет конца, никто толком не помнил, когда последний раз ел или спал. Они забыли, сколько сейчас времени и сколько часов они сражаются; забыли, какой день недели и как они сюда попали. Все происходящее смешалось в одну кровавую бойню.
- Конечно! – засмеялся Кадот. – Но только при условии, что, когда мы будем все по уши в дерьме, ты придешь и спасешь нас!
Недовольно фыркнув, мальчишка развалился на земле и отбросил автомат: «Час от часу не легче!»
Сноу всегда появлялся тогда, когда в нем была острая необходимость, и появлялся практически из ниоткуда. Вот и сейчас - то же самое. Товарищи поприветствовали его теплыми взглядами. Если лидер здесь, значит нужно продвигаться вперед и очищать платформу, ведь где-то неподалеку также есть беззащитные люди.
- Хватит на сегодня бед!– усмехнулся Сноу, его голос был едва различим в оглушительном шуме выстрелов. – Наш враг – Святилище Кокона, ну, и, конечно, не менее страшный грозный PSICOM!
- И здесь мы должны испугаться? – Съехидничала Лебро, когда Кадот прекратил залп выстрелов по подходившим войскам. – PSICOM - обычные люди в пугающих костюмах, только и всего! Они почти ни на что не способны! – девушка лукаво подмигнула, перезаряжая автомат.
Сноу в очередной раз изумился силе ее воли. Единственной, с кем она не могла бы помериться отвагой, была Лайтнинг, но о ней, как всегда, отдельный разговор.
- Ну, мы ж герои, в конце концов! – Подал голос Кадот.
- Так докажем это?! – Внезапно воскликнул Сноу, поправляя перчатки.
Его оружие на этой войне – голые руки. Он полагается на друзей: они прикроют спину, а от ударов его кулака никто не уходит живым.
- Я не могу! - бедняга Маркус безнадежно валился с ног от усталости.
- Эй! – Лебро слегка подтолкнула Маркуса, чтобы тот хотя бы поднялся с земли. – Солдаты повсюду!
Однако Сноу, рукой прикрыв голову от выстрелов, присел рядом, и принялся глазами выискивать что-то в засаде. Кадот всегда подмечал эту непривычную, и оттого особенно угнетающую, серьезность на лице Сноу, и почти всегда спрашивал, что случилось. Но в данной обстановке было бы абсурдно задать подобный вопрос.
- Босс? – позвал его Кадот. – Наш план…
Беспечно передернув плечами, Сноу ответил: «Покажем себя!»
- И это план?! - снова донеслось недовольное бурчание Маркуса.
Лебро снова по-товарищески толкнула парнишку: «Настоящим героям план не нужен!» Единственное, что Сноу заметил в ее глазах: отчаянную храбрость, присущую женщине, держащей в руках автомат.

****


Она бы хотела бросить Сажа или вовсе прибить, ибо ворчанию его не было предела. Но пока девушка изо всех сил сдерживалась, пытаясь думать только о своей миссии. Именно ради ее исполнения она прошла весь этот долгий путь, хотя могла бы продолжать безбедственно жить в Бодуме под крылышком Святилища. Ну, уж нет. Этому не бывать! К тому же, ведь она не смогла бы жить со спокойной совестью. Поэтому она терпит этого ненужного сопроводителя, поэтому она без сожалений убивает бывших сослуживцев.
- Может обратно? – предложил Саж.
Вот он – тупик. Мост оборван, обойти нельзя. Лайтнинг безнадежно глянула сначала вниз, потом вперед на останки моста. Если у нее есть цель, какой-то сорванный мост не остановит ее. Она дала обещание, которое намеревается выполнить.
- Нет времени, – отмахнулась спутница, делая несколько шагов назад.
Не раздумывая больше ни минуты, она щелкнула пальцами - остатки материи преобразовались в едва заметную сферу вокруг Лайтнинг, через секунду энергетический шар уже поднимал ее в воздух. Оставалось надеяться, что действие не закончится прежде, чем она пересечет пропасть.
- Нет! – ни с того ни с сего завопил Саж и, вцепившись в воспарившую Лайтнинг, повис на девушке всем своим весом.
Сила мужчины потянула ее обратно, она уже не могла взлететь, но продолжала яростно отмахиваться. Руки хлестали его по лицу, ноги, как могли, пинали и отталкивали – и силы, и время уже были на исходе, но Саж из-за всех сил сковал ее в объятиях, не пуская с моста.
- Нет! Не оставляй меня! Ты единственный мой выход отсюда! – самозабвенно умолял он, стараясь по мере возможностей увернуться от сыпавшихся на него градом ударов.
Когда энергия окончательно развеялась, и ноги Лайтнинг коснулись земли, она с нескрываемым удовлетворением, как следует, врезала ноющему обидчику. Последний попятился назад, но было уже слишком поздно. Тщетные попытки заново материализовать энергию, как и следовало ожидать, не увенчались успехом. Досада изнутри разрывала Лайт, но нельзя было на этом зацикливаться. Та дорога, которую она выбрала, была короче, но ведь есть и другая. Так что ей ничего не осталось, кроме как сплюнуть и отправиться на поиски иного пути. Лайтнинг, молча, кинула сердитый взгляд на Сажа.
- Извини… - робко пробормотал он, вставая с земли и отряхивая длинный зеленый плащ. – Ты единственная, кого я здесь знаю.
- Мои дела тебя не касаются, – огрызнулась девушка, поворачивая обратно.
- Подожди! – крикнул Саж. – Может, это поможет?
Ее взгляд упал на транспортник, который приближался к мосту. Лайтнинг слегка улыбнулась. Удача почти всегда была на ее стороне, а цель звала к себе. Да, Лайт не знала, как все это закончится, но ей и не было важно.
- Догоняй, – на бегу предложила Лайтнинг.

****


Люди сидели подавленными, словно загнанные звери. Возможно, они могли бы напасть на кого-то из солдат, будь среди них больше мужчин. Но, в основном, здесь были женщины и дети. Многие сбросили накидки «чистки», другие все еще скрывали лица под капюшонами. Сноу медленно приближался к ним, вызывал никакой реакции, словно они не замечали его. Сноу неуверенно замер. Подоспела команда НОРА. Все еще никакой реакции. И только после того, как Маркус с шумом грохнулся на колени, несколько человек, словно недовольные, что их разбудили, подняли головы.
- Со всеми все в порядке? – спросил Сноу, но ответа так и не дождался. – Не бойтесь! Сегодня никто не отправится в Пульс! Мы отчистим этот путь, а вы будьте готовы к…
Тут из толпы поднялось двое мужчин.
- Я буду сражаться! – заявил первый.
- Не ждите, что мы будем сидеть здесь сложа руки! – подтвердил второй, скидывая с себя белую мантию.
Эти слова, как пароль, - единственное, что хотел услышать Сноу. Теперь со всех сторон начали вскакивать самые разные люди, даже женщины. Герои всех возрастов, даже дети. Сноу нежно улыбнулся, в сердце у него екнуло. Еще несколько жизней на его совести, еще несколько человек, за которых он будет в ответе.
- Фронтовые, - Сноу отделил одну часть вставшего на их сторону народа, от остальных, – и центральные.
Последней, кто встал с места, была женщина среднего возраста. Она взяла с пола оружие и встала за спиной Сноу. Он был крайне удивлен, видя ее среди кадетов, но она всем видом показывала, что хочет идти в бой. Ей есть за что сражаться, это похвально, но возможно, ради этого стоит жить...
- Уверены?
Женщина как-то странно улыбнулась, сильнее сжав в руках автомат.
- Мамы сильные… - тихо проронила она.
- Верно… - неуверенно ответил Сноу. Ему стало не по себе.
Он взял с пола последний автомат и подошел к тем, кто остался сидеть. Он показал всем этот автомат, но никто не решался его взять.
- Последний. Кто возьмет? – Сноу внимательно оглядывал мужчин, но их страх был слишком силен.
Тогда он протянул автомат мальчику, который сидел ближе всех. Тот растерянно попятился, отчаянно мотая головой. Сноу никогда не понять всего этого, но настаивать он не имеет права.. Не все рождаются героями, и не всем суждено ими стать.
- Я возьму! – Раздался звонкий голос откуда-то сзади.
Вскоре к нему протиснулась девушка в белой мантии чистки, она протянула руки, куда Сноу вложил оружие. Женщины всегда были бесстрашнее мужчин, как ни крути.
- Если нужно будет, защити их всех! – подмигнул он, удаляясь, но на душе у него было печально.

Какое у меня было первое впечатление от него? Сноу был героической личностью…


****


- Лайт, зачем ты здесь? – слова - ножом по сердцу.
Саж стоял за транспортником и задавал координаты, а Лайтнинг смотрела вниз, наблюдая за тем, что творится над мостами.
- Ты солдат… - Подобное утверждение также не было лестным для Лайтнинг, но Саж не придавал значения условностям, вроде правил хорошего тона. – На чьей ты тогда стороне?
Лайтнинг не издавала ни звука.
Солдат… - безнадежно повторила она сама себе.
- Это что, военная тайна? – не отступался напарник. – Что случилось? Почему ты ушла?
Лайтнинг продолжала, молча, наблюдать за маневрами истребителей, если их заметят, начнут атаку, тогда не останется ни единого шанса выбраться с платформы. Поэтому сейчас лучше думать именно об этом, а не о том, что бы рассказать о своем богатом прошлом.
- Ты думаешь, что я разболтаю всем твою тайну? – негодующе вопрошал Саж, которому уже осточертело молчание собеседницы.
Он здесь с ней, но она ничего не рассказывает ему о своих планах, только вечно рвется куда-то. И, наверное, ей не так просто, как кажется со стороны.
- Фал’Си Пульса, – холодно обронила Лайтнинг.
Саж застыл на месте. Фал’Си – боги-кристаллы, которые создали Пульс, опасные существа, делающие людей л’Си.
- Я здесь из-за фал’Си Пульса – резко повторила девушка.
Без дополнительных разъяснений она подошла к Сажу и опустила рычаг - мостик сдвинулся с места.
- Все еще стремишься наступать мне на пятки? – раздраженно полюбопытствовала Лайтнинг, взглянув на него в упор.
Саж разочарован. Просто разбит. Не сказать, что бы ему было слишком тяжко, но и не легко. Он стоит рядом с той, которая пришла сюда уничтожить бога, чтобы положить конец последним событиям. Эта женщина спасает людей, идет против своих, бросает вызов PSICOM, а теперь говорит, что преследует фал’Си…
Кто же ты такая? – думал он, провожая Лайтнинг взглядом.
- У меня нет выбора… - процедила сквозь зубы она, до боли сжимая кулаки.

****


Хорошее начало – печальный конец, а атмосфера внутри накалялась. Все было слишком легко. Они расстреливали армию PSICOM из засады, палили без разбора, а там, в нескольких метрах от них, падали тела солдат. Сердце стучало в ритме выстрелов. Пока никто не погиб, но каждый из них – цель. Сложно это принять.
За спиной Сноу пыталась бороться та самая женщина, которая даже не сказала ему своего имени. Она была молчалива, но жестока. У нее, несомненно, хватало оснований здесь находиться, однако Сноу берег ее, как Маркуса.
Вот уже начало казаться, что блокада снята, а дорога расчищена, но внезапно прямо над ними возник истребитель. Те, кто был в первых рядах, попали под обстрел. Несколько тел повалилось на землю. Кадота едва не задело.
- Сноу! У нас проблемы! – крикнул он, прячась за обломками моста.
Сноу высунулся из-за баррикады. Его сердце вырывалось из груди. На нем вся ответственность за судьбы окружающих его людей. На него возлагают надежды, те, кто еще способен кому-то довериться. «Мы не сдадимся!» уверял он самого себя, собираясь с духом.
Он положил руку на плечо женщине, пытаясь заглянуть в ее глаза, а она лишь наивно улыбалась в ответ. Если сейчас он не подорвет бомбардировщик, их расстреляют. Всех до единого. Не пощадят никого.
- Оставайтесь здесь, - только и смог он произнести.
Женщина кивнула, и Сноу нырнул в открытую зону, минуя трупы солдат. Пули просвистели мимо. На секунду Сноу показалось, что это настоящее чудо. Он потянулся к автомату, но рука лишь скользнула по нему: Сноу пролетел над оружием и упал на спину. Его грудь открыта для обстрела и только сейчас он признался в том, что слишком много на себя взял, слишком уверен был в удаче. Но еще больше на него рассчитывали люди, сидящие там, в ожидании начала атаки. Он прикрыл глаза, и перед его мысленным взором предстала Сера, такая настоящая, живая, как наяву.
Прогремевший рядом взрыв оглушил его. От неожиданности Сноу опять распахнул глаза. Он увидел, как подбитый бомбардировщик уходит в сторону. Ничего кроме удивления в тот момент он не чувствовал; машинально повернулся назад, посмотреть, кто же спаситель. Им оказалась та самая женщина с базукой в руках. Откуда она черпает силы и, главное, откуда в ней столько храбрости на этот шаг? Сноу был восхищен и безмерно благодарен, она только что спала его, и, возможно, не его одного, а теперь так мило, так по-женски улыбалась.
- Я же говорила, что мамы сильные, – кивнула она, протягивая руку командиру.
В этот самый момент, когда, казалось, опасность уже миновала, прогремел новый взрыв. Последний снаряд сбитого бомбардировщика попал в перекладину моста и сорвал балки. Взрывной волной женщину отбросило вперед. Единственное, что успел увидеть Сноу - ее тело, летящее на него, и ее лучистые глаза неестественно закатываются. После он почувствовал, что та часть моста, на которой он лежит, пошла под откос. Он вскочил, но не мог ничего поделать: он летел вниз вместе с трупами, и только в самый последний момент успел кое-как схватиться за балку. Другой рукой он прижимал к себе бесчувственную женщину. Ее задело осколками, и она умирала на его руках. Сноу видел, как с противоположной стороны моста падают в обрыв люди, как они из последних сил пытаются удержаться, как остервенело хватаются за воздух, и несмотря ни на что оказываются внизу.
Сноу хотелось выть от боли. Вот, что он натворил! Он повинен в мучениях этих людей. Паника охватила его, он едва не отпустил руку. Перчатки скользили, но он не выпускал руку смелой женщины и все смотрел в ее закрытые глаза.
- Отведи моего сына… домой… - с трудом прохрипела она, опустив голову.
Эти слова - последнее, что она сказала перед смертью. После ее рука выскользнула, и безжизненное тело ухнуло вниз, на нижние уровни. Сноу срывал голос, задыхался от боли, силы его были уже на исходе, когда его балка окончательно обломилась. Вот он падает вслед за остальными, а потом - только абсолютная темнота и тишина.

****


- НЕТ! – кричал он, видя, как падает вниз его мать, и как молодой человек, пообещавший им так много, летит вслед за ней.
Хоуп не знал, что делать, он не знал куда бежать. В тот миг рушилась его семья, рушился весь мир. У него не стало матери, горе захлестнуло его неподготовленную и слабую душу. Его разрывала ненависть к человеку, которого звали Сноу. Он был ответственным за всех этих людей, ему они вручили свои жизни! Этот человек называл себя героем! Лживый герой! И теперь люди летят в бездну, люди умирают, у них нет надежды спастись. Там внизу их ждет смерть. И где же герой? Где их спаситель?! Его нет. Никого больше нет. И никто не поможет. Ужас написан в глазах Хоупа, потеря затуманила его сознание.
Только легкие ручки Ваниль легли на плечи. От нее всегда веет свежестью, а на ее лице наивная детская улыбка. Чистая и честная – первое впечатление от Ваниль. Она была с Хоупом с тех самых пор, как его мать ушла за Сноу, с того момента, когда он испугался взять оружие. Ваниль не осудила его, она пообещала быть другом. Сейчас она не казалась напуганной, хотя, как и он, видела, что случилось на мосту. Только глаза выдавали внутреннюю боль и глубокое сожаление. Она - единственный человек, который отвергал всякое расстройство.
Ваниль - приятная молодая девушка, внешне ничем не выдающая своего темного прошлого. На первый взгляд ей лет девятнадцать. Она, надо признать, весьма привлекательная особа, на лице которой в любую бурю играет приветливая улыбка. Настоящее солнышко, которое никогда не заходит. Еще большее сходство с ним ей придают два ярко-рыжих хвостика, в которые забраны ее волосы. Поразительные зеленые глаза всегда лучатся добротой. Здесь она, будто из другого мира. Слишком уж яркая и живая. Да к тому же вся обвешана украшениями, фенечками и побрякушками. Ваниль излучает детскую невинность, присущую маленькому ребенку.
Хоуп же - самый обычный ребенок из самой обычной семьи, детство которого прошло на Коконе без всяких инцидентов. Неопытный, не видевший настоящей жизни Хоуп всегда искал помощи у своей матери, он совершенно не подготовлен к проблемам, подстерегающим его в реальности. В жестокой реальности, с которой он неожиданно столкнулся, когда оказался в Чистке.
Хоуп чувствительный и очень опасливый ребенок. Он боится войны и конфронтации. С другой стороны, у него появляется сильная ненависть к Сноу. Хоуп всегда был рядом с матерью и считал ее единственным близким человеком, всегда приходил к ней за помощью, и получал дельные советы.
- Хоуп! – окликнула Ваниль. Ее голос долетел откуда-то издалека, заглушаемый воплями ужаса и мольбами о помощи. – Нам надо идти! – сказала она, поворачивая мальчика к себе лицом.
Хоуп посмотрел в глубокие глаза Ваниль. Там всегда чисто и весело, легко и непринужденно. Даже в такой обстановке, даже в таких ситуациях Ваниль не теряет надежды и веры в лучшее.
Она с силой ударила Хоупа по лицу, чтобы привести в чувство. Хоуп почти сразу поддался боли. Все вокруг наполнилось смыслом, он увидел настоящую Ваниль. Рыжую девочку, которая немного взволновано наблюдает за ним, встряхивает за плечи. Заметив, что Хоуп очнулся, она обняла его, как мать обнимает сына, так обнимает самый лучший, самый близкий друг.
- Мы должны идти… - она хватает его за руку, уводя с мостика прочь.

****


Видеть – как умирают люди… каково это? Лайтнинг, наверное, не знала об этом. Ей было всего лишь жаль, но она не станет убиваться от горя. Она знает, что ничем не может им помочь, а жертвы на любой войне существуют. Она видела, как рушится мост, как люди катятся в пропасть, слышала их крики. Но ее мысли закрыты, сильная – так до конца.
- Отъявленная резня, – злобно шипел Саж, наблюдая за происходящим на мосту с транспортника, – Эти люди даже не доживут до смерти в Пульсе.
Лайтнинг тяжело вздохнула.
- Политика, – коротко отозвалась она.
- Политика? – не понял Саж.
- Политика Святилища, – пояснила Лайтнинг, внимательно следя за тем, как люди падают вниз. Ее глаза вдруг округлились, словно она узнала кого-то, но сделала над собой усилие, чтобы скрыть обуревавшие ее чувства. Смешанные и непонятные до конца даже ей самой. – Они предоставляли Чистку, как устранение угрозы. Точнее… зачем всех их доставлять в Пульс, раз проще дать умереть здесь? Как изгнание. Это и есть вся ваша Чистка.
- «Переселение в Пульс»… - с отвращением процитировал сказанное в Чистилище Саж. – Как правительству сходит с рук подобное дерьмо? – возмутился он. – А ты, – резко повернулся он к Лайтнинг, – ты знала, что все так будет?
Лайт помотала головой, отрицая.
- Чистка – дело PSICOM. Частные войска Святилища не Гвардейский Корпус, откуда я.
- PSICOM, Гвардейский корпус… - продолжал негодовать Саж, размахивая руками. – Солдаты – есть солдаты! Фал’Си Пульса и эти л’Си – враги нации. Скажи солдатам, что это - враг, и ты правда думаешь, что ему будет разница, в какой он униформе?
- Убей сам или будешь убит, – отчеканила Лайтнинг, не желая продолжать этот разговор. Она и сама за свою жизнь натворила немало зла, которое к ней вернулось.
- И ты, – недоверчиво обернулся Саж, – если скажут «убей», спустишь курок?
Лайтнинг не торопилась с ответом, но ее молчание говорило само за себя. Все солдаты одинаковые, они убьют ребенка, если преданы своему уставу, а если Лайтнинг дослужилась до сержанта, значит, она предана.
- Ладно, забудь! – махнул Саж рукой.
Визг сирен в один миг оглушил их. Лайтнинг и Саж вместе подняли головы. Верхние ворота в Край раскрылись, впуская какую-то длинную машину, с виду напоминающую крест. Необычное сооружение окружили истребители, а из громкоговорителя раздался знакомый голос сопроводителя.
- Что это? – Саж заворожено глядел вверх.
Сердце Лайтнинг замерло. Это - то, за чем она пришла.
- Это то, что тебе нужно? – словно разгадав ее мысли, спросил Саж.
Она лишь опустила голову. Да, на сей раз, он попал в точку. Это привезло сюда Святилище, и это было изъято из Пульса. Там, внутри, собраны все л’Си. Туда она и стремится.
- Прямо внутри него, – рука Лайтнинг самопроизвольно легла на рукоять меча, лежащего в ножнах, отчего Сажу стало немного не по себе.
Еще через минуту Лайтнинг вскинула голову и решительно зашагала прочь.


Ты сказал, что тебе легче, потому что я улыбаюсь, не так ли? Но по правде я боялась. Всегда боялась.


****


- Так ты считаешь, что фал’Си Пульса отличаются от фал’Си Святилища? – задумчиво проронил Саж, подходя к Лайтнинг.
Девушка стояла на самом краю транспортника, который замедлил свой ход. Она остановила машину и смотрела на далекую землю. Прыгать с такой огромной высоты в несколько сотен метров было самоубийством, все равно, что сигать с вертолета без парашюта.
Как обычно, игнорируя вопросы Сажа, Лайтнинг доставала что-то из красного рюкзака, прикрепленного к левой ноге. Это оказалось очередной материей. Она щелкнула пальцами, но ничего не произошло. Она отошла на два шага назад.
- Пора прыгать, – вдруг объявила Лайтнинг.
Поймав удивленный и непонимающий взгляд Сажа, она прыгнула. Она держалась в воздухе, как настоящий профессионал, хотя, если судить по ощущениям, воздух разрывал ее на части. Она стремительно приближалась к земле. От ветра глаза слезились, и она едва успела активировать материю перед приземлением. В метре от земли образовалась голубая сфера, в которую Лайтнинг и опустилась, как в воду. Затем, вышла, все с тем же невозмутимым видом продолжая свой путь. Услышав приближающийся крик Сажа, падающего вслед за ней, она тяжело выдохнула. И что заставляет этого странного человека идти за еще более странным?

****


Сноу Виллиерс - импульсивный и пылкий молодой человек. Он привык нырять с головой в опасности, и использовать все ресурсы, какие только возможно. Легко поддающийся эмоциям, он склонен совершать опрометчивые поступки. Он вырос со своими друзьями в городе Бодуме и стал лидером группировки мятежников НОРА, которая сражается против Святилища. Сноу - яркая индивидуальность, его титул: «герой». Но несмотря на то, что он искренне желает помочь каждому нуждающемуся, у него есть тенденция: говорить прежде, чем думать. Что, само собой, приводит окружающих в бешенство.
И с этого момента начинается история Сноу Виллиерса.

Он медленно открыл глаза. Спазм боли подступал к горлу, чтобы вырваться в крике. Среди развалин обрушившегося моста Сноу видел изуродованные тела тех, кому не так повезло при падении. Чудом он выжил. На уровень ниже, начинал свое движение фал’Си. Сноу проводил его взглядом внимательных голубых глаз - Сера… - прошептал он имя возлюбленной, с трудом поднимаясь на ноги.
Но она не услышит, а он стал беспомощным, как дитя. Он может только злиться.
Кадот лежал неподалеку от него. Сноу бросился к другу, проверять, жив ли тот и сразу же уловил неловкое шевеление. Оба они выжили в этой катастрофе по воле случая, по велению ее величества судьбы.
- Кадот… Кадот! – Сноу бил друга по щекам, пока тот не приподнял веки и не застонал. Окончательно придя в себя, он схватился за вывихнутое плечо и скривился от боли. Но Сноу не обратил на это внимания, он был слишком растерян и подавлен. Та женщина… Ее жизнь была в его руках. Он посмотрел на свои руки, давно запачканные в крови. Сколько смертей на его совести – как искупить такой грех?
- Что случилось с остальными? – в шоке спросил Кадот, осматривая тела погибших. Среди них был и тот самый мужчина, который первым вышел из толпы.
Сноу не ответил. Он лишь стиснул руки в кулаки и зажмурил глаза.
- Они же не умерли, - Кадот говорил о команде НОРА, внимательно наблюдая за Сноу, – не могли умереть!
- Конечно, нет, - устало ответил Сноу, выдавливая из себя улыбку.
Ему тоже хотелось в это верить. НОРА всегда выбиралась из переделок.
- Эй, – толкнул его Кадот, – мужик! Соберись! – он явно старался говорить, так, будтот ничего не произошло.
- «Отведи моего сына домой…» - повторил Сноу задумчиво. В память ему врезалось лицо этой храброй женщины, прямой взгляд ее глаз. Она боролась… За свою семью. – Кого отвести? Кто этот мальчик?
Внимание Сноу привлекла врезавшаяся в постройку платформа-транспортер.
- Встряхнись! – отозвался Кадот, желая хоть как-то приободрить приятеля.
Сноу одарил его тоскливой улыбкой. Теперь у него есть только одна цель – найти Серу и убедиться, что с ней все в порядке. Он обещал быть с ней, и он будет с ней до конца. Подняв с земли автомат, он бросил его Кадоту. Тот скорчил серьезную мину и направил дуло в лоб другу. Опешивший Сноу не знал, что и думать.
- Ты что творишь?
- Боишься, да? – ухмыльнулся Кадот, убирая оружие. – Ты же типа герой!
Сноу безнадежно опустил взгляд. Он не знал, что ответить. Внутри что-то перевернулось, и краски стали другими, весь мир изменился до неузнаваемости.
- Она ведь ждет тебя, верно? – спросил Кадот. – Твоя ненаглядная. Разве не время ее спасать?
- Верно… - сердце Сноу еще бьется, значит, он в силах помочь Сере.
Взгляд Сноу снова упал на фал’Си, теперь он держит путь туда, и неважно, что будет дальше. Цель одна - путь один.
- Украдем пару байков, босс? – вернул его к реальности Кадот.
Над ними с оглушительным ревем работающих моторов пролетело два байка, которыми управляли солдаты. Сноу и Кадот переглянулись, в глазах обоих мелькнула озорная искра.
Последние крики умирающих солдат звучали музыкой для Сноу и Кадота. Они никогда не были жестокими и никогда не хотели причинять боль, но эти люди выбрали сторону зла, и они должны быть наказаны за свою тиранию. Сноу всегда был уверен, что идет правильным путем. Однажды он выбрал дорогу и больше с нее не сворачивал. Сера во всем его поддерживала, а теперь ее нет, и словно почва ушла из-под ног, нет ему мира без нее. Поэтому Сноу здесь. Он мог бы сбежать, но без Серы, ему незачем жить. Его вина, в том, что с ней случилось, и он, ее герой, должен все исправить. Шанс один на миллион.
Когда Кадот и Сноу оседлали байки, Сноу не торопился газовать, чтобы отправиться в точку назначения, где, предположительно, основалась НОРА. Кадот говорил себе под нос о том, что солдаты совсем не заботятся о машинах, что у этих байков нет души, ужасный звук двигателей… Хотя, наверное, у всех разные темы для размышлений. Сноу никогда не думал о том, что может быть в голове его друзей, он всегда был погружен в себя и жил в своем маленьком мирке, которым если и делился, то только с Серой.
- Эй, Кадот, - позвал Сноу, заводя двигатель, – что делать, если ты не знаешь, кого должен спасти? О ком тогда заботиться?
Кадот рассмеялся: он не разбирался в подобных вещах. Обычно он давал довольно дельные советы, и Сноу почти всегда к ним прислушивался. Но сейчас Кадоту нечего было сказать, поэтому он просто пожал плечами.
- Если тебя что-то волнует, - начал он, переключая рычаги, – ты можешь подумать об этом по дороге, герой! – Кадот резко развернул байк. – А я отправляюсь спать и есть!

- Это они! – Заголосил Маркус, срываясь с места. За ним выбежала Лебро. Юдж шел позади всех, наблюдая за тем, как два байка маневрируют в воздухе.
За пультами сидели два до боли знакомых человека. Маркус просто прыгал от счастья, с его носа постоянно спадали круглые очки, длинный плащ сполз на одну сторону.
- Прилетели герои! – причитала Лебро, словно мать, встречающая сыновей с фронта.
- Ну… что? – задорно обращался Сноу к Маркусу, теребя его за волосы. – Спас кого-нибудь?
Не в первый раз Сноу был счастлив видеть этих людей живыми и здоровыми, но сейчас его волновала только Сера. Он убедился, что с друзьями все в порядке, хотя, честно говоря, думал он об этом меньше всего. В чем, правда, не признался бы даже себе. Лебро всегда позаботится об этих двоих парнях, да и сами они не такие слабые, какими кажутся. На то они и команда НОРА.
- Что насчет парня? – спросил тихо Кадот.
Сноу опустил глаза. Теперь еще и это. Но он дал себе установку подумать об этом после того, как он спасет свою невесту. Все проблемы - на потом. Потом можно будет горевать и оплакивать, потом можно будет думать, как поступить. Только, когда Сера будет рядом, когда положит тонкие руки на его плечи и тепло ему улыбнется. Только тогда Сноу будет готов думать о чужих несчастьях.
- Позже решим, - отмахнулся Сноу, снова заводя мотор.
- Окей, - согласился Кадот, пятясь назад.
Друзья удивленно посмотрели на лидера, который не только не торопился вылезти из байка, но и снова собирался покинуть их. Конечно, все они понимали, куда он направляется и зачем.
Краем глаза Сноу заметил позади знакомого мальчика и яркую девчушку. Они стояли рядом с другими людьми, пристально наблюдая за ним. Сноу выдавил из себя натянутую улыбку.
- Мне пора в путь, – бодро заявил Сноу, поднимая байк в небо. – Береги детей! – уже на ходу наставлял он Кадота.
- Будет сделано, – усмехнулся последний, хватая Маркуса за плечи. – Передавай ей привет от меня! Тебе – женщины, мне - дети… Умник!
Этот смех Сноу услышит еще нескоро. А, возможно, не услышит и вовсе, но частичка его сердца всегда с друзьями. В тот миг, он был уверен, что вернется к ним, что все будет иначе, что он обязательно все исправит. Но судьба – жестокая штука, способная сломить любого.
- Я направляюсь в Вестидж! – Сноу жестом указал на сооружение фал’Си и на прощание подмигнул друзьям. – С меня обед!
- Будешь домашней кухаркой! – кричал ему вслед Кадот.
- Забыл спросить, когда свадьба? – потешался Юдж.
- Вы все равно не приглашены! – смеялся Сноу, вдавливая педаль газа.
Это было последнее, что он сказал друзьям, он хотел бы сказать еще очень многое, но было как-то не до того. Если бы он только предполагал… Хотя бы допускал возможность другого исхода.

****


Никогда она не понимала, зачем все эти навороты нового века. Да, странно звучит, но Ваниль действительно не имеет ни малейшего понятия о том, что ее окружает, хотя ей это нравится. Словно проспала несколько сотен лет, а потом проснулась и стала жить. Она старалась не показывать своего замешательства, и только стремилась узнать больше. Но все эти выключатели, какие-то странные машины никак не давались, все эти устройства просто не укладывались в мозгу. Она внимательно рассматривала пульт управления байком, но не решалась сесть за него.
- Ваниль? – осторожно позвал Хоуп.
Она вопросительно посмотрела на него.
- Я хотел ему сказать… - начал осторожно мальчик, пряча глаза.
- Если ты хотел что-то сказать, - задорно отозвалась Ваниль, нагнувшись ближе к Хоупу, – то должен это сделать!
- Просто я… - Хоуп помотал головой, осознавая, что некоторых вещей высказывать вслух не стоит.
Ваниль подняла его подбородок, тем самым обратив на себя взгляд больших глаз.
- Я буду с тобой! – пообещала девочка, одаривая его проникновенной улыбкой.
Хоуп неуверенно и смущенно улыбнулся в ответ. Но это не могло уменьшить его мучений. Боль утраты перекрывала все остальные чувства. Осталась только ненависть
- Эй! – снова одернула его Ваниль, словно почуяв, как Хоуп закрывается в себе. – Ты умеешь управлять этой штукой? – спросила она, кивая на байк.
Не сказать, чтобы Хоуп хорошо этим владел, но он, как любой современный ребенок, любил технику.
- Да, я думаю… - с сомнением в голосе ответил Хоуп.
Ваниль сразу же схватила его за руки и толкнула в байк. Хоуп только и успел нагнуться, чтобы не влететь головой в потолок. Не раздумывая, Ваниль запрыгнула на заднее сидение и крепко его обняла. Хоуп покрылся заметным румянцем.
- Погнали тогда! – она нажала на какие-то кнопки, и двигатель неистово заревел.
Боковым зрением подростки заметили, что к ним бежит ругающийся Кадот.
- Чего творите, сопли?! - орал он, но Хоуп то ли от страха, то ли машинально дернул руль на себя, заставляя байк подняться в воздух. – А ну, вернитесь назад, живо!
- Нам нужно… туда! – Ваниль ткнула пальцем в сторону Вестиджа, пристанища фал’Си. Затем, подтолкнула Хоупа, и дальше он слышал только рев мотора и звонкий крик девушки, сидевшей позади. Они оправились к сооружению Святилища, которое ярко светилось в самом сердце Края.

Фал’Си Пульса… Это наше будущее и наш страх.



@темы: Final Fantasy 13, Рассказы

Комментарии
2011-10-15 в 20:29 

Лисовский.
wir gehen zusammen, nicht allein
Спасибо переведшему за описание) Очень интересно почитать тем, у кого нет возможности поиграть в игру =)

2011-10-15 в 20:30 

. Hysteria
I will be your Deadman (c)
Лисовский., оставайтесь с нами ^__^ полная копия игры вместе с диалогами))

2011-10-15 в 20:36 

Лисовский.
wir gehen zusammen, nicht allein
Полная *_*
А вы с английского аналога переводите или с самой игры?)

2011-10-15 в 20:39 

. Hysteria
I will be your Deadman (c)
Лисовский., с самой игры конечно)) Без всяких аналогов)) Сама качаю все видео Hassan-а и перевожу их))

2011-10-15 в 20:41 

Лисовский.
wir gehen zusammen, nicht allein
. Hysteria, понятно.
Тогда ждем новую часть) Спасибо за перевод еще раз.

2011-10-17 в 11:14 

Драконка
[私は私、それだけ][Друг-спасательный круг][Девушка-гей][Эгоистичный альтруист]
колыхался длинный красный мыс, свисающий с левого плеча
Наверное, всё-таки имелся в виду "плащ"?
И не "Маркус" и "Кадот", а "Маки" и "Гадо".

2011-10-17 в 11:21 

. Hysteria
I will be your Deadman (c)
Драконка, Ну на английской версии именно маркус и Кадот)) Поэтому некоторые японские имена я писала именно так и да, бета оставила мыс, по причине мне не известной, но впредь буду осторожней)

2011-11-11 в 15:20 

Лисовский.
wir gehen zusammen, nicht allein
Когда мы можем надеяться увидеть вторую часть? ^^

2011-11-11 в 16:09 

. Hysteria
I will be your Deadman (c)
Лисовский., бета пропала увы, как только я поработаю над главой - все будет)))

2011-11-12 в 12:08 

Лисовский.
wir gehen zusammen, nicht allein
. Hysteria, тогда ждем ^^

2011-11-29 в 20:22 

#Vampelf
Sleep in peace, divine Etro. I will stand guard over your legacy.
За рассказ, спасибо, но можно же и прохождение посмотреть с субтитрами) не так много мороки с текстом будет... Хотя, единственное прохождение, с ужасным оформлением субтитров =="" но все равно читабельно.

2012-01-30 в 15:33 

aliska_miska
есть ли прода? Посмотреть (смотрела 3 серии очень заинтересовало) и поиграть нет возможности думала хоть почитаю. Проду пожалуйста очень надо)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

FINAL FANTASY LOVE

главная